На главную страницу сервера Возвратиться к оглавлению
Что в жизни важнее самой жизни?
Интервью с И.А.Гундаровым

16-17 января в Магнитогорске состоялась Всероссийская научно-практическая конференция “Демографический кризис в России как комплексная проблема. Причины и пути решения”.
В ней приняли участие ученые государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины Министер-ства здравоохранения России, челябинские социологи, преподаватели кафедры психологии развития личности МаГУ, представители общественных объединений Москвы. Нижневартовска... В Магнитогорск прибыли специалисты из Омска, Магадана, Самары, Екатеринбурга. Участники конференции искали ответ на вопрос: по какому пути должна пойти Россия, чтобы избежать последствий грядущего демографического кризиса?
Накануне конференции руководитель городского общественного объединения "Центр защиты материнства и детства" Елена Журавлева встретилась с экспертом Фонда национальной и международной безопасности Государственной Думы Игорем Гундаровым и задала ему несколько вопросов.


- Сегодня в большинстве российских семей один-два ребенка. Три - это уже редкость. Но, как утверждают демографы, чтобы хоть как-то приостановить демографический кризис в России, каждая семья должна иметь в среднем по 3-4 ребенка. А о приросте населения в ближайшем будущем и вообще речи нет. Вы тоже придерживаетесь того же мнения?
- К сожалению, прогнозы всех демографических центров относительно будущего российской нации пессимистичны. Феномен российской депопуляции связан с большим числом факторов. Низкий уровень жизни, рост бедности, резкое имущественное расслоение, пьянство, наркомания… Но определяющее влияние на демографическую ситуацию оказывает не экономика, не уровень жизни, а социально-психологическое неблагополучие большинства людей.
Российское общество находится в тисках постоянно усиливающегося стресса, вызванного резкой деформацией исторически сложившегося уклада жизни. Ломаются представления о ценностях, вековых традициях, морали и представления о справедливости. В противовес интересам общества на первое место выходит личное обогащение. собственный материальный достаток.
Следствием стресса явилось резкое увеличение опасных для жизни заболеваний. Смертность стала значительно преобладать над рождаемостью. Нравственно-эмоциональные перегрузки оказывают разрушающее влияние на психику, вызывая, с одной стороны, синдром агрессивности, а с другой – синдром безысходности. Пока не устраним порождающие их условия – не добьемся успеха ни в демографии, ни в экономике.
- И все же, Игорь Алексеевич, в сознании наших сограждан преобладает мнение, что главная причина низкой рождаемости кроется прежде всего в низком уровне дохода.

- Действительно, общепринятым является мнение, что всему виной обнищание населения и непомерные финансовые затраты на уход за новорожденными и воспитание детей. Но экономические факторы, при всей их значимости, не играют в этом процессе определяющей роли. Хорошо известно, что в развитых европейских странах существует другая закономерность: чем богаче семья, тем меньше в ней детей. Такая тенденция обнаруживается и в современной России.
Установка на чувственные наслаждения, а не духовные ценности, приоритет индивидуального благополучия перед социальным сопереживанием привели к тому, что ребенок предстает для матери не как несравненная ценность, а как конкурент в обладании благами жизни. И “здравый” смысл подсказывает: зачем производить на свет конкурента? Устранить эту причину депопуляции чрезвычайно трудно.
Иная ситуация у нас, где низкая рождаемость вызвана качественно другими причинами, имеющими внешнее происхождение.
- И каковы, на ваш взгляд, эти причины?

- Женщины просто не хотят рожать. Для этого они увеличивают потребление противозачаточных средств и делают больше абортов. Однако тщательное рассмотрение проблемы указывает на недостаточность такого объяснения. В 1990-1998 годах количество абортов не выросло, а снизилось на 43 процента. На 53 процента снизилась смертность от легальных и криминальных абортов. Подобный эффект можно объяснить ростом потребления гормональных противозачаточных средств и использования внутриматочных спиралей. Но согласно исследованиям, контрацептивы могли быть “виноваты” в спаде рождаемости за 1990-95 годы максимум на 21 процент, а остальные 79 процентов имели другие механизмы торможения рождаемости, к которым относится и распространение бесплодия. Первичные бесплодные браки у молодых людей встречаются в ряде регионов у каждой пятой семьи. Из этого следует, что даже если все молодожены вдруг захотят иметь детей, далеко не у всех это получится. Наряду с нарушением репродуктивной способности произошло резкое ухудшение здоровья родильниц и потомства, выросла детская смертность. А причина всему не смена критериев, а реакция беременных на стрессовое состояние, в котором они оказались вместе со всем обществом.
- А не связано ли это еще и с деформацией семейных отношений?

-Действительно, стало невыгодно заводить семью даже без детей. По сравнению с одиночками, потребление продуктов в семье сразу сокращается почти на четверть. А при наличии одного-трех детей питание ухудшается на 40-70 процентов.
Наблюдается угнетение потенции у мужчин. Немаловажную роль играет антисексуальный эффект сексуальной революции, как это ни странно звучит. Психиатрам хорошо известно, что реклама широкого сексуального потребления, рост индустрии интимных развлечений, стремление к сексу ради секса, деперсонализация любовных связей ведут к ослаблению либидо, потенции и оргазма. Пресыщение интимными утехами через экран, привыкание к интригующим частям женского тела через мелькание их на страницах многочисленных газет и журналов снижает для мужчин чувственную привлекательность находящихся рядом жен.
Большую опасность массовых сексуальных дисфункций несет внедрение в школьные программы раннего полового образования. Снятие покрова романтичности отношений между мужчиной и женщиной, низведение любви до уровня сугубо технических аспектов приводят к торможению эротического чувства, а затем - к необходимости поиска необычных, извращенных способов удовлетворения половой потребности.
- Понятно, что прямо завтра экономическое положение в стране не улучшится. И все-таки, какими видятся Вам пути выхода из демографического кризиса?

-Быстрое преодоление депопуляции в России возможно и при экономическом кризисе. Если будут использованы неэкономические механизмы, имеющие нравственно-эмоциональную природу. Способность психологических факторов влиять на детородную активность расширяет сферу закона “духовно-демографической детерминации”. Из этого закона следует: если сделать россиян богаче в десять раз, сохранив при этом либеральную социальную атмосферу, признаки которой - эгоизм, расслоение на богатых и бедных, неуверенность в завтрашнем дне, - то рождаемость не только не увеличится, а уменьшится. И наоборот, солидарность общества, надежная справедливость, уважение, вне зависимости от денежного статуса, ведут к существенному увеличению рождаемости даже при нынешнем уровне материального благополучия. Структура оздоровительных мер для россиян должна состоять на 20 процентов из усилий по повышению уровня жизни и на 80 процентов – качества жизни. Что может быть важнее жизни, чем сама жизнь? Право полноценно распоряжаться собой, иметь детей, нянчить внуков, продолжать род...

Елена ЖУРАВЛЕВА.
специально для “Магнитогорского металла”.


На главную страницу сервера Возвратиться к оглавлению